Что важнее выяснить – кто виноват? Или что делать?

АЛЕКСЕЙ БОГОЛЮБОВ
о медицине по-человечески

Что важнее выяснить – кто виноват? Или что делать?

Число ятрогенных осложнений вплоть до смертельного исхода продолжает расти. Врачи подвергаются уголовному преследованию. Пациенты не дожидаются помощи в том числе из-за нехватки специалистов… Что дальше? И как остановить эту лавину продуцирующих друг друга новых проблем?

Есть два пути. Первый – бесконечно искать и находить либо назначать виноватых, наказывать их и таким образом надеяться, что другим будет неповадно.

Второй – искать пути преодоления, находить действенные решения и добиваться их повсеместного внедрения для того, чтобы двигаться вперед не на словах, а на деле.

Я искренне считаю, что абсолютное большинство врачей – люди добросовестные и ответственные. Каждый из нас на многое готов ради того, чтобы спасти пациента, облегчить страдания больного, вылечить тяжелую болезнь. Абсолютное большинство роковых ошибок совершается либо из-за смертельной усталости, либо из-за несовершенства нашей системы оказания помощи, либо из-за трагического стечения обстоятельств. А вовсе не из-за безразличия и лени, как думают те, кто приписывает моим коллегам преступную халатность и обрекает на уголовное преследование.

Что из этого следует? По моему глубокому убеждению, уголовное преследование и сама его возможность по отношению к врачу, осуществляющему свою профессиональную деятельность, отнюдь не мотивирует к высокопрофессиональной и сконцентрированной работе. Она напротив, деморализует. Те, кто повинуясь голосу призвания, обрек себя на годы тяжелейшей учебы, кто принес на алтарь профессии немало жертв – разгульную и беззаботную студенческую юность, свободное время, тепло семейных вечеров, всевозможные хобби и прочие радости, доступные простым смертным, но так редко – практикующим врачам – очень болезненно воспринимают столь негативное отношение со стороны общества. Руки опускаются. А сил для того, чтобы держаться на выбранном поприще, остается все меньше.

Совершивший ошибку врач в любом случае испытывает колоссальный стресс. А что если не усугублять этот стресс, а оказать ему поддержку, доверие, вооружить и подготовить его к борьбе с ситуациями, угрожающими жизни пациента так, чтобы он мог успешно с ними справляться?

Доктор Питер Проноваст (Peter Pronovost), врач-реаниматолог из университета Джонса Хопкинса (Johns Hopkins) много лет назад пережил такой стресс. Он потерял пациентку, девушку 18 лет, которая умерла из-за осложнения, связанного с инфекцией центрального венозного катетера. Когда доктор Проноваст сообщил о случившемся матери девушки, та потребовала у него обещания, что подобного впредь никогда не повторится. И хотя на тот момент в медицине подобные случаи происходили сплошь и рядом, и никто не знал, что можно с этим сделать, доктор Проноваст дал матери погибшей девушки это обещание. Доктор Питер Проноваст посвятил годы и десятилетия своей практики и научной работы тому, чтобы выполнить возложенное на него обязательство. Протокол доктора Проноваста, при условии его неукоснительного соблюдения, по статистике позволяет свести к нулю число осложнений, возникающих в связи с инфекцией центрального венозного катетера.

Читайте о протоколе Проноваста и о многих других мерах по предотвращению ятрогенных осложнений в моей статье на портале «Сноб» - «Плоды покаяния и успехи народосбережения». Буду рад вашим комментариям на «Снобе» и на нашем сайте.




Оставить комментарий:

Ваше имя*
Текст комментария: *
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*